Главная



Шахматные клубы

Приглашаем шахматные клубы



К сотрудничеству с порталом Chess.ru приглашаются шахматные клубы.
Читать далее...
 

Опрос

Кто Вы в шахматах?
 

Биографии
АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕХИН
«Для меня шахматы не игра, а искусство. Да, я считаю шахматы искусством и беру на себя все те обязанности, которые оно налагает на своих приверженцев» А. Алехин.
Алехин А.А., четвёртый чемпион мира по шахматам

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕХИН  АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕХИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕХИН

Александр Александровач Алехин (распространённое написание и произношение Алёхин ошибочно) родился в 1892 году в Москве  в семье коллежского асессора Александра Ивановича Алехина. Мать Александра, Анисья Ивановна Прохорова, происходила из семьи текстильного фабриканта, владельца «Трехгорной мануфактуры». В Москве семья Алехиных не имела своего дома, они снимали дом в Никольском переулке. У них было небольшое имение в Воронежской губернии близ Касторного. В 1904 году Александра Ивановича избирают Предводителем дворянства Землянского уезда,а затем и Воронежской губернии. Впоследствии он становится депутатом четвертой Государственной Думы.Отец, занятый государственными делами, не жаловал частым присутствием сына. Александра научила играть в шахматы мать. Он открыл для себя этот увлекательный мир в 7 лет.Александр был третьим ребёнком в семье, его старший брат Алексей в дальнейшем тоже стал шахматистом.

С 10 лет Александр участвовал в популярных уже в то время турнирах по переписке.

Александр Алехин - представитель русской шахматной школы А. Д. Петрова и М. И. Чигорина. В 16 лет одержал первую крупную победу на Всероссийском турнире памяти М. И. Чигорина (Петербург, 1909), был удостоен фарфоровой вазы — главного приза, учрежденного «Их Императорскими Величествами», и звание "Маэстро". Александр закончил Императорское училище правоведения 16 мая 1914 года с чином IX класса (титулярный советник) семнадцатым из 46 учеников выпуска и был причислен к министерству юстиции.

В 1914 году Алехин на «Турнире чемпионов» в Петербурге встречается с Э.Ласкером и Х.Р.Капабланкой, занимает третье место и становится гроссмейстером.

Летом 1916-го  Алехин добровольно отправляется на Галицинский фронт во главе "летучего отряда" Красного Креста.  За спасение раненых был награжден двумя Георгиевскими медалями,  а за спасение офицера - орденом Святого Святослава с мечами. Был дважды контужен. Когда лежал в госпитале, приглашал к себе в палаты любителей шахмат и давал им сеансы одновременной игры в слепую. После излечения вернулся в Москву. 23 февраля 1917 года в Петрограде произошла революция. Шахматная деятельность Алехина прервалась на 3 года. Революция лишила его дворянства и состояния. В апреле 1919 года во время шахматных гастролей на Украине Алехин в Одессе был арестован ЧК и приговорили к расстрелу по обвинению в связях с белогвардейцами. Лишь благодаря вмешательству высокопоставленных большевистских деятелей Украины он был освобожден и вернулся в Москву.

В Москве 5 марта 1920 года Алехин женился на Александре Батаевой. Через год они развелись.

В том же году он некоторое время учится в Государственной студии киноискусства, затем работает в Московском уголовном розыске следователем Главного
управления милиции (по другим сведениям - в Центророзыске Главного управления милиции), а с осени работает переводчиком в аппарате Коминтерна. В октябре 1920 года становится первым победителем чемпионата Советской России по шахматам.

В марте 1921 Алехин женится на Анне-Лизе Рюэгг — активистке Швейцарской демократической партии.(От второго брака у Алехина родился сын Александр). Через пять недель после второго брака Алехин с женой получают разрешение на выезд из Советской России в Латвию, оттуда направляются в Берлин. Эмиграция для многих представителей российской интеллигенции была в то время единственной возможностью сохранить убеждения, идеалы, жизнь. В 1922 году Алехин переезжает в Париж.

Благодаря своей феноменальной памяти Алехин установил несколько мировых рекордов в сеансах одновременной игры. За границей в 1921-27 годах Алехин сыграл в 22-х международных турнирах и победил в 14-ти из них. В 1924-25 годах Алехин устанавливает несколько мировых рекордов в  сеансах одновременной игры в слепую: Нью-Йорк (1924) — сыграл 26 партий, из которых выиграл 16, проиграл 5 и 5 завершил в ничью; Париж (1925) - 27 партий, из которых победил в 22-х и только в 3-х проиграл. В конце 20-х — начале 30-х годов Александр Александрович, пожалуй,  первым из чемпионов мира значительно оторвался
от всех своих конкурентов, демонстрируя феноменальные результаты на турнирах. Если бы в те времена считали рейтинг, то Алехин поставил бы рекорд на
долгие времена, возможно, вплоть до Таля или Фишера. Именно тогда Арон Нимцович после очередного сокрушительного поражения от чемпиона произнес знаменитое: «Он обращается с нами, как с желторотыми птенцами!»

В 1924 году он развёлся с Анной-Лизой Рюгг и стал жить в гражданском  браке с Надеждой Семёновной Васильевой, вдовой генерала.

В 1925 году в Сорбонне Александр Александрович защищает диссертацию на тему:  «Система тюремного заключения в Китае». (Однако,согласно британской
энциклопедии The Oxford Companion to Chess,  Алехин не окончил обучение и не защитил диссертацию, но с 1925 года добавлял к своей фамилии «доктор»). В 1925 году Александр Александрович получает французское гражданство.

В 1927 году осуществляется давняя мечта шахматиста - матч с Капабланкой за звание чемпиона мира. Предстоящий матч вызвал огромный интерес. Капабланка считался явным фаворитом: в то время он сильно превосходил Алехина в турнирных результатах и имел счёт 5:0 в свою пользу (не считая ничьих) в личных встречах. По условиям лондонского протокола для победы в матче требовалось выиграть шесть партий.  Алехин выиграл стартовую партию, проиграл третью и седьмую, снова вышел вперёд в двенадцатой и довёл матч до победы.  (В первой трети матча у Алехина началось воспаление надкостницы, из-за чего ему пришлось удалить шесть зубов). Последняя, тридцать четвёртая, партия была отложена.Капабланка не явился на доигрывание, прислав письмо, в котором объявлял о сдаче партии и поздравлял Алехина с победой в матче. После объявления Алехина чемпионом мира восторженная толпа донесла его
до отеля на руках. Алехин выиграл матч за титул чемпиона мира у третьего шахматного короля Хосе Рауля Капабланки, кубинского шахматиста, считавшегося непобедимым,и стал четвертым в истории шахмат чемпионом мира.

После возвращения Алехина в Париж в честь его победы был устроен банкет в Русском клубе.  На следующий день в некоторых эмигрантских газетах вышли статьи, где цитировалась речь Алехина, который якобы желал,  чтобы «…миф о непобедимости большевиков развеялся, как развеялся миф о непобедимости Капабланки». В точности неизвестно, сказал ли действительно Алехин что-то подобное. До этого он не делал никаких публичных заявлений,  направленных против Советского Союза, советской власти, коммунистов, хотя в эмигрантской среде Западной Европы  негативные высказывания в адрес СССР были обычным делом. Вскоре в журнале «Шахматный вестник» появилась  статья Николая Крыленко, в которой говорилось: «После речи Алехина в Русском клубе с гражданином Алехиным  у нас всё покончено — он наш враг, и только как врага мы отныне должны его трактовать». Ещё через два месяца там же  было опубликовано заявление брата Алехина, Алексея: «Я осуждаю всякое антисоветское выступление, от кого бы оно ни исходило,  будь то, как в данном случае, брат мой или кто-либо другой. Алексей Алехин». В то время Александр Александрович ещё допускал возвращение  на родину, но после этого инцидента все связи были оборваны.

Алехин как чемпион мира популяризировал шахматы, являющиеся средством общения среди людей, говорящих на разных языках, различного вероисповедания.
В качестве четвертого чемпиона мира Алехин впервые стал проводить шахматные гастроли по всему миру. За это время им было сыграно 1320 партий, и только в 65 из них шахматный король проиграл. В 1931 году в Югославии Александр выиграл международный турнир с отрывом в 5,5 очков, установив еще один рекорд: с таким результатом еще никто и никогда не побеждал.

В 1934 году Александр Александрович отстаивал звание Чемпиона мира. Состоялся новый матч на первенство мира с Ефимом Боголюбовым, который тоже закончился уверенной победой Алехина.

В середине 1930-х годов в карьере Алехина начался спад, он пристрастился к алкоголю. С 1934 года до конца карьеры он не выиграл ни одного значительного
турнира. Некоторые связывают снижение уровня игры с усталостью чемпиона, с потерей мотивации к самосовершенствованию,  вызванной отсутствием достойных противников, из-за чего Алехин стал позволять себе небрежную игру,  другие - с тоской по России.

В 1934 году Алехин расстался с Надеждой Васильевой и женился на Грейс Висхар,вдове чайного плантатора. Она имела американское гражданство и британское подданство, была старше мужа на 16 лет и сама была сильной шахматисткой (выступала в женских шахматных турнирах). Этот брак улучшил материальное
положение чемпиона мира: Грэйс получила большое наследство от мужа. Этот брак улучшил и материальное положение чемпиона мира: Грейс получила большое наследство от первого мужа.

В конце 1934 года Алехин принял вызов от Макса Эйве. Матч на первенство мира с Эйве  начался 3 октября 1935 года. Алехин был фаворитом, Эйве по сравнению с другими претендентами имел довольно скромный турнирный и матчевый послужной список. Матч закончился со счётом +9 -8 =13 в пользу претендента. Условиями матча 1935 года был предусмотрен матч-реванш, который состоялся ровно через два года. В этот раз прогнозы были преимущественно в пользу Эйве. Голландец выиграл первую партию, во второй Алехин сравнял счёт, а затем, выиграв несколько партий подряд, вышел вперёд. На финише Эйве
«сломался» и проиграл четыре из последних пяти партий.Алехин досрочно выиграл матч со счётом +10 -4 =11 и вернул себе звание  чемпиона мира.

В первые дни Второй мировой войны Александр Александрович,владея шестью иностранными языками, добровольно вступает во французскую армию военным переводчиком.

В марте 1941 года парижской немецкоязычной газете "Pariser Zeitung" за подписью Алехина была опубликована серия антисемитских статей  под общим названием «Еврейские и арийские шахматы». В этих статьях история шахмат излагалась с точки зрения нацистской расовой теории, при этом обосновывалось положение,  что для «арийских» шахмат характерна активная наступательная игра, а для «еврейских» — защита и выжидание ошибок соперника.  В интервью, данном после освобождения Парижа союзникам (декабрь 1944 года), Алехин говорил,  что был вынужден написать статьи, чтобы получить разрешение на выезд.
(Однако, как утверждает исследователь Жак де Моннье, в 1958 году он видел черновики этих статей,  написанные Алехиным собственноручно, которые Грейс Висхар перед смертью передала знакомому,  но их публикация будет возможна не ранее, чем они перейдут в общественное достояние по французскому законодательству (2017 год) и только с согласия наследников Алехина.)

В апреле 1941 года Алехин получил разрешение на выезд в Португалию. Жена Алехина Грейс не пожелала уехать с ним. Чтобы оградить её  от репрессий, которые вполне могли коснуться американки еврейского происхождения,  Алехин соглашается участвовать в соревнованиях, организованных нацистским Шахматным союзом Великой Германии. В Рейхе Алехин сыграл 8 турниров, дал несколько сеансов одновременной игры высшим чинам Германии. Одна из легенд тех дней: игравший черными эсэсовский генерал сдался, а Алехин развернул доску и предложил продолжить игру  с конечной позиции. Генерал сдался вторично. Алехин сова перевернул доску и продолжил игру с момента сдачи противника. Генерал, уступая третий раз, выбежал из игрового зала…

В январе 1943 года Алехин заболел скарлатиной. В зрелом возрасте она протекала тяжело. Врачам удалось спасти его жизнь, но здоровье было подорвано. В октябре 1943 года Алехин выехал на турнир в Испанию и более не вернулся на оккупированные территории.

 В Испании Алехин жил в бедности. Давал частные уроки, принял участие в нескольких турнирах. В конце 1945 года был приглашён на турниры в Лондоне и Гастингсе, запланированные на будущий год, но приглашения вскоре были отозваны: Эйве и американские шахматисты (Файн и Денкер) угрожали бойкотировать турнир, если в нём примет участие Алехин (поводом служили все те же статьи в "Pariser Zeitung"). Ими был организован комитет по расследованию сотрудничества Алехина с нацистами. Предлагалось лишить Алехина звания чемпиона мира и объявить ему бойкот: не приглашать на турниры,
 не печатать его статей. Комитет решил передать вопрос на рассмотрение ФИДЕ. Алехину было предложено прибыть во Францию для рассмотрения его дела
французской шахматной федерацией. Он подал документы для получения разрешения на въезд, но разрешение пришло уже после его смерти.

С января 1946 года Алехин жил в португальском Эшториле. В трудные  дни руку поддержки протянула Родина:в марте 1946 года в Английском посольстве в Лиссабоне ему вручили вызов чемпиона СССР Михаила Ботвинника на матч за мировую корону. Но матч не состоялся, хотя согласие было получено от самого Сталина. Борис Вайнштейн, в то время председатель Всесоюзной шахматной секции (1942-46 гг.), полковник НКВД, в отношении к Алехину придерживался версии нацистских газет и с 1943 года прилагал все усилия, чтобы лишить Алехина короны. Вайнштейн — не последняя пешка в рядах НКВД — лоббировал срыв матча. Возможно, он опасался, что Ботвинник проиграет. Ботвинник же, неоднократный чемпион страны, победитель международных соревнований, страха проигрыша не испытывал, верил в себя. С Алехиным он играл три партии еще до войны: две свел в ничью, победил в одной.23 марта 1946 года ФИДЕ дало согласие на матч.Утром 24 марта Алехин был найден мёртвым в своём гостиничном номере, сидящим в кресле у столика с расставленными в начальной позиции
шахматами.При вскрытии врачи определили, что причиной смерти была асфиксия, наступившая вследствие попадания в дыхательные пути кусочка мяса, хотя в некоторых публикациях того времени в качестве причины смерти указывались стенокардия или сердечная недостаточность.

Чемпион мира по шахматам ушел из жизни непобежденным.Алехин был первоначально похоронен в Эшториле. В 1956 году был поднят вопрос о перезахоронении, советские власти изъявляли желание перенести останки Алехина в Москву, но по настоянию вдовы Алехина прах был захоронен в Париже. Перезахоронение состоялось 25 марта 1956 года на кладбище Монпарнас при участии президента ФИДЕ Фольке Рогарда и делегации из СССР. Мраморный барельеф на надгробии был создан шахматистом и скульптором Абрамом Барацем, лично знакомым с Алехиным. Надпись на надгробии гласила:«Александр Алехин — гений шахмат России и Франции. Чемпион мира по шахматам с 1927-го по 1935-й и с 1937-го до кончины».

Алехин занимает первое место среди всех чемпионов мира по проценту выигранных партий — 58 % (у Стейница, Ласкера и Фишера — 55 %).В 1970 году, когда участников «Матча века» (СССР против остального мира) попросили назвать лучшего шахматиста всех времён,большинство назвало Алехина.Вклад Алехина в дебютную теорию просто огромен.Он смог сделать много важных открытий по всему фронту дебютной теории, разработать несколько новых схем. Каждый шахматист знает защиту Алехина: 1.e4 Nf6.Можно вспомнить также отказанный ферзевый гамбит, голландскую защиту за черных, славянку за оба цвета,  испанскую партию за оба цвета, французскую защиту за белых и многое другое.

Алехин написал более двадцати книг, в основном сборники партий с крупных турниров и своих собственных партийс подробными комментариями.

Алехин был членом масонских лож «Астрея» и «Друзья Любомудрия».В ложе «Астрея», находившейся под юрисдикцией Великой Ложи Франции, он был посвящён в степень ученика, Возведён во 2-ю степень 9 мая 1929 года, в 3-ю степень — 27 февраля 1930 года.
 Алехин посещал собрания ложи до 1932 года, реинтегрирован (восстановил членство) в декабре 1937 года и радиирован (исключён) 27 декабря 1938 года. Также он был членом Верховного Совета Франции, входил в состав Ложи Усовершенствования  «Друзья Любомудрия» до 1933 года. Посвящён в степень ТАЙНОГО МАСТЕРА.

Использованы материалы Большой советской энциклопедии,статьи А. Мартынова, О.Волкова, Википедии, chessPro.ru, liveinternet.ru
 

Спасибо:

Chess.ru благодарит за участие в проекте:
ego
touron
Читать далее...
 

Юмор

10.06.2009, Корнеев Владимир Фёдорович
Любите противника!
Посвящается Ю.П.Ярмолюку и Р.М.Тютюннику.
Эпиграф.
Ярмолюк: «Тютюнник к моему ходу
поставил восклицательный знак!»

Почему порой попадаются несолидные шахматисты? То попадут в безнадёжную позицию, растеряв поло-вину материала, и бросают игру, вместо того, чтобы «гонорово» поздравить соперника. То начинают придираться к различной чепухе (видите ли, подпись получилась несколько иначе и т.п.), то начинают играть в «испорченную» почту или бессовестно списывать на неё дни, затягивая игру.
Нет, я не такой. Люблю в начале партии поздравить соперника с началом, нажелать ему успехов и интересных партий, выдать все свои «секретные» данные (возраст, стаж игры по переписки…). По ходу игры обсудить неиспробованные продолжения. А когда противник сделает хороший ход, то в ответ обязательно отмечу его ход восклицательным знаком, добавив: «Великолепный (красивый, неожиданный ) ход. В душе я уже сдал Вам партию. И ничего, что в ответ получу: «Нашли место, где сдать партию» или более конкретное с «поправкой»: «А я под душем про шахматы не думаю».
Сдавать партии тоже надо красиво. Хорошие шахматисты продумывают это каждый по своему. Петровичу я, например, умудрился приурочить это к Новогоднему поздравлению, как подарок. А недавно я для этого закупил 20 открыток «С праздником Победы». Хорошо, что об этом не знает тов. Колесников. А то являясь капитаном нашей команды в Кубке ЦШК, он наверняка бы схватился за сердце.
Потому и отношение ко мне со стороны переписочников всегда хорошее, дружелюбное. А если увидят отсутствие моей фамилии в стартовом листе, то спрашивают: «А почему Корнеев не играет? Как жаль!»
И жаль, что не всегда всё получается гладко, хорошо. Порой конфликт получается из ничего. И никто не виноват, а конфликт есть. Из-за чепухи.
Попался мне как-то в КЧО противник. Второразрядник из Сколе. Играет неплохо. «Подлец» даже дал мне в дебюте позиционную фору, но я не сумел ею воспользоваться и ничего из этого не извлёк. Но очень уж он рассеянный. Несколько раз он терял мои открытки, из-за этого не проставлял дат и затраченого времени и просил меня самого это сделать. Потом мне это надоело, и я попросил его не терять моих открыток. И вот я опять получаю от него открытку без учёта времени. Наверне, разгильдяй, опять потерял мою открытку и бо-ится в этом признаться. Пишу ему, не подавая вида о своей догадке: «Я Вами восхищён. Вам до лампочки учёт времени. Для Вас главное то, что происходит на шахматной доске. Но дабы моё восхищение Вами не сменилось возмущением, прошу Вас больше не забывать об учёте времени. Думаю, особого нахальства я не проявил, начислив Вам 1 день?» В ответ получаю: «Нет, особого нахальства Вы не проявили». Меня это как обухом по голове. Так значит проявил? Только не особое? И это за мой комплимент? Сначала я пришёл в бе-шенство. Первым моим побуждением было написать ему в ответ грубое оскорбление (не буду уточнять, ка-кое именно). Потом, поразмыслив немного, пришёл к выводу, что такое мне тем не менее не сделает чести. Потом я хотел было отправить эту его открытку судье и сказать, что с таким противником я играть не буду, и, может быть, даже сдать партию. И это я в себе заглушил, так как не хотелось, чтобы страдала команда. Да, на поле брани чуть было не был вызван судья. Потом, увидев рядом с его подписью обычное «С уваже-нием», я несколько успокоился и решил не жечь за собой мосты. Просто с очередным ходом спросил его: «Разве можно уважать противника, который проявляет нахальство?» Он мне просто напомнил мои же слова, о которых я было забыл, и я всё понял. И поделом мне! Нечего быть пижоном. И очень даже хорошо, что я не стал жечь за собой мосты. Иначе сам же и оказался бы в дураках.
А то вот попался мне один парнишка. Юморист. Играет слабо, но с каждым ходом обязательно вставит свои «двадцять копеек». Обычно к шахматам не относящиеся. То напишет: «Простите, бегу на кухню. Кот-леты подгорели. Слышите, как воняет?» То в разгар лета: «Как там у Вас погода? У нас здесь пушистый сне-жок падает». И, главное, растерял уже половину материала. Сидит в «безнадюге». А хоть бы хны, шуточки дальше сыпет. Мне так стало жаль у него выигрывать! И я предложил ему ничью, поскольку у меня уже и без того лопнули было шансы на выполнение нормы. И представьте себе, в ответ получаю: «Принять Ваше предложение не могу, так как у Вас лучше». Первым моим порывом было написать: «Нахал! Ты что хочешь, чтобы я сдал партию?». А то вот вспоминаю, как прозевал в выигрышном положении Юрию Петровичу фи-гуру, неправильно расставив позицию. И то ли от расстройства, то ли для собственного утешения, начал юморизировать про карпа. Что, мол, попался мне большущий карп на донку. Я его уже было выволок на бе-рег, но подскользнулся. А леска намотана на руке. И вот карп меня затягивает на глубину, грозит утопить. Нужна спасательная служба (гроссмейстер), но таковых нет (что-то на подобие юмористических песен Высоцкого). И если первый раз это получилось у меня неплохо, в роде бы остроумно, то на второй раз это стало больше походить на нытьё. Хорошо, что Петрович не стал серчать, а остроумно оборвал это метким: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.»
Ну, что ж, простите меня, что рядом с правдой я наврал ещё с три короба. Без вранья как-то скучновато. А повинную голову меч не сечёт.
Читать ещё...
 

Реклама